Семья Николая Геннадиевича
Родители
Николай Геннадиевич Басов родился 14 декабря 1922 года в городе Усмани Тамбовской губернии (ныне Липецкой области). Дед по материнской линии, Андрей Кириллович Молчанов, был священником Усманской Покровской церкви.

Мать, Зинаида Андреевна, окончила Усманскую женскую гимназию с золотой медалью.

Отец, Геннадий Фёдорович Басов, – выпускник Петербургского политехнического института, инженер-гидротехник, строил в Усмани промышленные предприятия, занимался водоснабжением, впоследствии стал профессором Воронежского лесотехнического института.
Отец – Геннадий Фёдорович Басов (1891–1962) и мама – Зинаида Андреевна Басова (Молчанова) (1899–1970).
Переезд в Воронеж
С 1926 года Геннадий Фёдорович Басов преподавал гидротехнику, гидравлику, гидрогеологию и буровое дело в Воронежском государственном университете, а в 1931 году перешёл на работу по этой же специальности в Воронежский лесотехнический институт на кафедру гидротехнической мелиорации, где работал сначала в звании доцента, а потом – профессора. (А. Боровик)
На попечении тёти-математика
Семья Басовых из Усмани в Воронеж переехала в конце 1926 года, но связь с родным городом не теряла. Тут осталась сестра Геннадия Фёдоровича, преподаватель математики второй девятилетки, Таисья Фёдоровна. Жила она одна. Целиком и полностью отдавалась любимому делу, считалась самым сильным математиком в уезде. Семья Басовых часто приезжала к Таисье Фёдоровне, маленький Коля жил у неё каждое лето, а иногда оставался и на зиму. Во втором и третьем классах он полностью находился на попечении тёти. Пройдёт много времени, и Коля Басов, став великим учёным, с волнением в голосе скажет: – Своей увлечённостью математикой и физикой я обязан тёте Таисье. Это она меня научила мыслить и увлекла миром точных наук. (А. Боровик)
Под стать отцу
Геннадий Фёдорович увлекался техникой, любил классическую музыку. Всё это от него унаследовали сыновья Николай и Владимир. В доме была библиотека. Профессор преклонялся перед классической литературой. Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Толстой – вот круг его интересов. На рабочем столе часто появлялись книги забытого писателя пореформенной России Александра Ивановича Эртеля, долго жившего в Усмани. Дед Геннадия Фёдоровича Степан, крепостной из села Девицы, послужил прообразом одного из героев в «Записках Степняка». Об этом часто отец любил рассказывать сыновьям. (А. Боровик)
На каникулы Николай Геннадиевич уезжал в Воронеж к своим родителям. Там он помогал восстанавливать дом, разрушенный во время войны, и почти каждый день писал мне письма – я храню их до сих пор. (К. Т. Басова)

Будущая жена Н. Г. Басова – Ксения Тихоновна Назарова. 1949 г
Письма Николая Басова к невесте Ксении Назаровой
Дата:
13 июля 1946 года
Содержание
<…> Сегодня плохо спал ночью, думал о тебе, но незаметно для меня мысли перешли на что‑то физическое. Начал строить какие‑то теории. В полусонном состоянии они были как будто бы верными. Сейчас большинство из них забыл, но кое‑что расскажу. Ты знаешь немного о теории квант и волновой теории.

Поток электронов или других каких‑либо элементарных частиц проявляет свойства частиц и свойства волн, причём одновременно только одно из них – либо волновые, либо свойства частицы. Поэтому существуют две теории материи: с одной стороны – корпускулярная (частицы) и волновая. Поэтому, что такое материя?!

Квантовую теорию можно постулировать и считать материю частицей, а волны – результат прерывности энергии. Потенциал – энергия, а энергия постепенно изменяться не может, а только скачками. Частицы, летя через пространство с изменяющимся потенциалом, ввиду равномерно-прерываемого изменения потенциала в точках его изменения, получают колебательные движения. Естественно, что колебаться будут только частички с маленькой массой. Помирил две теории.

Да, отсюда становится понятным наибольшее значение скорости света. Что за потенциал, я ещё не понял. Проверка (…?) посчитать, каково расстояние изменения потенциала у разных частиц. Эта величина, умноженная на скорость частицы, должна быть постоянной для всех частиц в данной точке пространства. Если удастся, то «относительность» вся будет сама собой вытекать отсюда. Вот видишь, куда завела меня моя фантазия. Вообще это ерунда. Сегодня я в это не верю. <…>
Дата:
Без даты
Содержание
<…> Я так скучаю по тебе, как ещё никогда не скучал. Ещё полмесяца остаётся до Москвы, хочется, чтобы скорее кончилось лето, чтобы увидеть тебя. Учиться мне тоже пока неохота, хоть, когда бывает время, с удовольствием занимаюсь относительностью. Учиться не хочется потому, что в этом году ни дня не отдыхал – всё время занят на строительстве
Дата:
5 июля 1947 года
Содержание
<…> Только что вернулся из сада. Откачивали с папой мёд у пчёл. Всего искусали пчёлы. Большой палец на правой руке так распух, что с трудом удаётся писать. Второй день дома, а уже сильно соскучился. Очень, очень хочется видеть тебя. Напечатал карточки, которые посылаю тебе, только все не влезут в письмо. Придётся отправлять по частям. Какие тебе хочется видеть больше всего? <…>
Дата:
8 июля 1947 года
Содержание
<…> Только что вернулся из сада. Откачивали с папой мёд у пчёл. Всего искусали пчёлы. Большой палец на правой руке так распух, что с трудом удаётся писать. Второй день дома, а уже сильно соскучился. Очень, очень хочется видеть тебя. Напечатал карточки, которые посылаю тебе, только все не влезут в письмо. Придётся отправлять по частям. Какие тебе хочется видеть больше всего? <…>
Дата:
2 августа 1947 года
Содержание
<…> Ты для меня всё. Когда я думаю о тебе, то всё остальное становится очень маленьким и неважным. Хочется написать что‑нибудь такое, чтобы ты почувствовала, как я люблю тебя. <…>
Дата:
6 августа 1947 года
Содержание
<…> Для меня самым главным в жизни стало то, что я тебя люблю. Люблю и верю в тебя. <…>
Дата:
1 января 1949 года
Содержание
<…> Каникулы подходят к концу, а ещё так много нужно сделать. Очень плохо подвигаются мои занятия механикой. Не потому, что я уделяю ей мало времени, а потому, что эта вещь довольно трудная, особенно в ландаувском изложении. Столько вопросов. Прочитал толь‑ ко половину. Сижу на тензорах. У Ландау есть маленькое приложение с изложением тензоров, но понять трудно. Очень жалею, что не захва‑ тил с собой книг и особенно алгебры. <…>
Семейная жизнь
Поженились мы перед моей дипломной работой, которая была посвящена молекулярным пучкам. А Николай Геннадиевич к этому времени, ещё будучи студентом, уже работал в ФИАНе в группе А. М. Прохорова. Его определил туда академик М. А. Леонтович, который был заведующим Лабораторией колебаний и под руководством которого Николай Геннадиевич досрочно защитил диплом и стал затем его аспирантом. Так что я выходила замуж уже за инженера-физика.

Он переехал к нам из общежития в коммунальную квартиру. Помню, как сейчас, его фанерный ящик, перепоясанный солдатским ремнём, в него были сложены старые учебники, томик А. Франса, а также «Четыре лекции по теории относительности» Эйнштейна, «Квантовая теория излучения» Гайтлера, которые он пронёс через всю войну. Там же были конспекты лекций профессора Рытова по теории колебаний, которые мы переписывали по очереди. Николай Геннадиевич сразу же был избавлен от быта, к которому и не был никогда приспособлен, несмотря на фронтовую жизнь и жизнь в общежитии. Но что касалось каких‑то технических дел, это у него получалось просто замечательно. У него были очень хорошие руки – он мог абсолютно всё починить, наладить, сколотить.

Теперь, наконец‑то, у Николая Геннадиевича появился свой письменный стол. Но основное место работы было, конечно, в лаборатории: ведь он был не только теоретиком, но и экспериментатором и очень хорошим инженером. (К. Т. Басова)
Выбор судьбы
Когда Николай Геннадиевич Басов стал известным учёным, вокруг него сразу же стали виться женщины. Ведь в то время престижно было быть женой именно учёного.

Ксении Тихоновне тогда сильно завидовал весь женский пол. И вот на одной пресс-конференции состоялся диалог между Николаем Геннадиевичем и одной миловидной девушкой.

– Николай Геннадиевич, как вы с женой познакомились?
– Мы же вместе учились, в одной группе, – ответил Басов.
– А сколько девиц было в группе?
– Одна, – вздохнул он.
– Выходит, выбирать было не из кого, – съязвила девушка.

Тогда за мужа вступилась жена: «Зато мне было из кого выбирать». (Ю. М. Попов)